Понедельник18 декабря

Александр Бушков: "Мое хобби — усадьба в сибирской Рублевке"

Автор “Сварога” и “Пираньи” рассказал “Сегодня”, как он попал в грузчики, почему сжег свой партбилет, чем именно он занимался в команде Александра Лебедя и сколько часов в день приходится работать профессиональному писателю.

— Александр Александрович, вы в свое время работали газетным журналистом. Почему ушли из этой профессии?

— Когда есть выбор писать книги или оставаться в газете… Да и попал я туда совершенно случайно. В мае 81-го года в Москве напечатали первую мою повесть “Варяги без приглашения”. И в Москве на каком-то высоком совещании упомянули: вот есть такая полезная книга, в которой речь идет о борьбе с вещизмом, с мещанством. Товарищ из обкома, узнав, что автор этой “злободневной” повести — грузчик, нахмурился — и через 2 дня я уже был корреспондентом газеты обкома партии.

— Как же вы стали грузчиком?

— Очень просто. В институт идти было неинтересно: не хотел становиться педагогом, как того требовали родители. Огляделся по сторонам — и начал жить весело и свободно, зарабатывая деньги. Это было хорошо.

— А после обкомовской газеты?

— Потом я был завлитом в драмтеатре, работал еще в парочке газет. Чуть не стал капитаном милиции. Нужен был в милицейском политотделе пишущий человек с подвешенным языком. Сказали: “Иди к нам, капитана тут же дадим”. Но поскольку у меня было только среднее образование, дело не выгорело. Впрочем, я чувствую, что в милиции очень плохо кончил бы, потому что тот человек, который стал бы моим начальником, поддержал ГКЧП и “вылетел”. Я по живости характера тоже наверняка автоматным прикладом диссидентов постукивал бы во время известных событий.

— А что вы делали во время ГКЧП?

— Отдыхал в Минске. Я к тому времени уже три месяца был членом КПСС. Вступил туда исключительно из чувства протеста, когда все первые секретари и прочие вдруг стали диссидентами. 22 августа стало ясно, что все кончилось. Сижу я перед зданием ЦК компартии Белоруссии, там митинг бушует. А я так меланхолично жгу свой партбилет. Подбегают ко мне либералы тамошние и говорят: “Вот как мы вас уважаем! Вы поняли, что компартия преступная, да?”. Я отвечаю: “Да нет, просто мне не нужна такая партия, которая разучилась перевороты устраивать”. Как они от меня кинулись…

— Мне встречалась информация, что вы были советником Александра Лебедя, когда он был губернатором Красноярского края. Это так?

— Нет, это журналистское преувеличение. Я был не советником Лебедя, а членом Совета по культуре при нем. Это разные вещи. Я занимался пропагандой и агитацией.

— Очень мало информации о том, что делал Лебедь на посту губернатора. А вы это все видели, рядом были…

— Это потому-то и мало информации, что вся губернаторская команда договорилась: ничего не рассказываем. Что было — то прошло. Могу сказать одно. То, что делал Лебедь в те годы, к сожалению, не могло иметь успеха: не то было время. Его беда в том, что он не дотянул до Путина.

— То есть, в целом, вы путинский курс одобряете?

— Смотрите сами. Нам нужна хорошая вертикаль власти. Еще Екатерина Вторая говорила, что мы — такая огромная страна, что нами невозможно править либерально. Нам нужна жесткая власть, иначе она, как при Ельцине, начнет выскальзывать из рук. При Путине управляемость вернулась.

— Как оцениваете ситуацию в Украине — такой себе взгляд из России?

— Взгляд из России такой: кажется, мы начинаем выкарабкиваться. Выкарабкиваться-то нам надо вдвоем. Поодиночке все равно не получится. В конце концов, если мы начнем делать совместные разработки, какие еще остались у вас и у нас по космосу, по авионике, по другим интересным позициям, то все может получиться.

— Когда вы еще успеваете отслеживать ситуацию в Украине? У вас репутация очень плодовитого писателя. Кстати, сколько всего вышло ваших книг?

— Около 70. Точное число, честно говоря, не помню.

— Как вам удается столько писать?

— Я просто работаю свой рабочий день, как кузнец идет в кузню и 8 часов стучит молотком.

— А как же вдохновение?

— Вот идет на работу бухгалтер. Много ли он наработает, если будет сидеть и думать: “Вот когда же ко мне вдохновение придет, чтобы баланс подогнать?”. Вообще, как говорил Аркадий Стругацкий в свое время: “О вдохновении я помню только в юности, когда врал девушкам”.

— Среди ваших книг — боевики, фэнтези, исторические исследования...

— Просто писать об одном и том же скучно.

— Ваше мнение о фильмах, поставленных по вашим книгам?

— Я ко всем экранизациям своих книг отношусь, скажем так, прохладно. Потому что не было ни одной, которая бы меня устроила. Экранизировали “Охоту на пиранью”, “Бешеную”, “Волчью стаю”, которую переделали вовсе уж до неузнаваемости. И по их поводу я, в общем, говорил примерно то же самое, что и Станислав Лем в аналогичной ситуации. Когда он посмотрел “Солярис”, встал и сказал несколько слов на хорошем польском языке…

— А чем вы занимаетесь в свободное от написания книг время?

— Какого-то определенного хобби нет. Мое хобби — усадьба в селе, которое называют местной “Рублевкой”.

— Большая усадьба? С садом?

— Нет, скорее с лесочком сосновым. Потому что это все-таки Сибирь. Так что “садок вишневий коло хати” — это немножко не у нас. А участок небольшой — всего 20 соток. Половина — лес, половина — двор. Красивое место: тайга, Енисей шириной 3 км, до которого пройти метров 400. За рекой — необитаемые пространства. И до города семь километров.

— А вас не тянет в мегаполисы?

— Ни в коем случае! Та же Москва — это огромный грязный город, страшно дорогой. Зачем мне это нужно?

— Есть ли у вас планы перспективные, темы, до которых руки еще не доходят?

— Ну, таких планов много. Вот я сейчас постепенно собираю материал, хочу написать книгу по истории Англии. Оказывается, это ужасное государство, это самое страшное государство из всех европейских.

— А когда появится следующий Сварог?

— К Новому году, наверное.

— А после Сварога кто будет?

— А после Сварога как раз будет Англия. Будем ею открывать 2011 год.

Источник: segodnya.ua